Чернобыль и Зона

 
 
 
 

Снаряжение

 
 
 
 
 
 
 

Практика походов

 
 
 
 
 
 
 
 

Контакты

 
ICQ - 333649257
 
 
right column was here

Сталкеры

Что ждет за колючкой

 

Заметки двух сталкеров, известных как FRAM и rhagar, о трудностях нелегального посещения Зоны отчуждения. Я, то есть Хемуль, лишь публикую данные заметки. Сам факт публикации не означает, что я согласен или не согласен с ними целиком или частично, разделяю их точку зрения или не разделяю. Я лишь публикую их текст.

Доброго времени суток.

По нашему общему мнению, те, кто во весь голос заявляет о том, что собирается идти в зону, а потом интересуется, что туда с собой брать и как идти, просто не отдают себе отчет, что такое Зона отчуждения и с чем там придется столкнуться. Более того, сам взгляд такого человека на подобное мероприятие не похож на взгляд хотя бы опытного туриста. Такие горе-сталкеры создают только проблемы, и в основном, только себе. Хотелось бы, так сказать, внести некоторую ясность и пролить свет на реальное положение вещей. Почти всё нижеизложенное взято не из книг, руководств и инструкций, а из практики одной группы, не раз лазившей за колючку. От читателя просим лишь включить воображение и проявить чуточку интереса.

В 30 километровой зоне нет источников готовой для употребления и драгоценной в тех условиях питьевой воды. Найти действующий родник там – редкое везение. Подготовленному человеку, в зависимости от комплекции, в сутки нужно два литра воды, не меньше. Подготовленному – значит, такому, который умеет её правильно расходовать (например, тот же опытный турист). А неподготовленный выдует два литра за несколько часов.. Этого делать нельзя. Большинство этой воды выйдет с мочой и не принесёт пользы, а в животе после полутора литров начнёт хлюпать, появится слабость и лёгкое нежелание куда-либо идти.. Но мы немного отклонились от темы. Для примера, в поход на четыре дня берется порядка восьми литров воды плюс резерв еще два литра. Добавляем сюда запас продовольствия, обязательно укомплектованную аптечку (весит порядка килограмма и имеется у каждого из нас), средства личной гиены, компас, карту, дозиметр, туристический нож, спальный мешок с кариматом, рюкзак, систему развесовки, плащ-палатку, и получаем около 22-24 килограмм на каждого. Это и принято называть красивым словосочетанием «полная автономность». Ограничен её срок, как правило, запасом воды (в данном примере около 4 дней +1 резервный). Погодные условия, передвижение по пересеченной местности, тяжелый рюкзак и постоянное нервное напряжение обуславливают повышенный расход воды. А без знаний и умений, где и как добыть пригодную для питья воду, есть риск остаться посреди зоны без её запаса. Сколько человек может протянуть без воды, можно выяснить в любом медицинском справочнике. Коротко: если лежать, и ждать, что найдут, то несколько дней. А если самому идти кого-то искать, то около суток. Зона за исключением некоторых мест безлюдна. А смерть от дегидратации – это довольно продолжительная и жуткая смерть.

Большую опасность заключают в себе разнообразные травмы. В городе или в непосредственной близости от него даже достаточно серьёзные травмы не идут ни в какое сравнение с гораздо более лёгкими, но подчас просто неудачными повреждениями в Зоне… Практически в любом населённом пункте, да и поблизости от него, даже с переломом тазовой кости и сотрясением мозга максимум через час вам окажут квалифицированную помощь работники «Скорой» или в больнице, и самое главное – это услуга с доставкой. В Зоне фатальными или опасными для жизни могут оказаться даже безобидные и незаметные на первый взгляд повреждения. Особенно легко травмируются ноги, к тому же это самая противная травма. На пересеченной местности, где трава доходит до пояса, не видно, куда ставишь ногу, лишь более-менее опытные туристы с такой проблемой знакомы, да и правильно ходить умеют. В постройках, особенно сельских, полы и перекрытия чердаков давно прогнили и таят большую опасность для любителей осмотреть такие места. Провалиться в старый подпол – более чем сомнительное удовольствие. Гнилые доски, ржавые гвозди, битые банки на дне… Любая травма ног, даже банальный мозоль, накрывает медным тазом продолжение похода и мучительно удлиняет обратный путь, ведь обратится за помощью в Зоне не к кому, да и вряд ли кто-то захочет обращаться, так как это лишние проблемы. Подумайте, чем может обернуться вывих голеностопа для одиночки на расстоянии хотя бы в 10-12 км от ближайшего человека (которого, впрочем, ещё нужно найти). Да и обычный мозоль через пару дней при влажной погоде может превратиться в гангренозную опухоль (полистайте медицинские справочники). И дай Бог, чтобы в такой ситуации, подобный горе-сталкер сам не накрылся упомянутым тазом.

У некоторых людей проявляется очень специфическая реакция на многочисленные укусы мошек и комаров. Называется она вроде «аллергическая реакция на интоксикацию». В самых худших случаях может доходить до резкого повышения температуры, озноба, чешется всё тело, по коже красные пятна… При таком состоянии надо укладывать человека отлёживаться… И иметь в аптечке соответствующие препараты.

Обыкновенное дело – проблемы из-за неправильного снаряжения. Не бинокля, ножа или прибора ночного видения, а трусов, носков и ботинок. Например, всё вышеупомянутое натирает те места, на которых носится. Про ноги мы уже говорили. Трусы действуют ещё коварнее… А предусмотрительно нахлобученная на полностью лысую голову кепка на солнце нагло шарахнет хозяина тепловым ударом.. У товарища с более длинными волосами всё будет прекрасно. Мелочи, на которые в городе и внимания порой не обратишь, в том числе, если без опыта притирать и подгонять там снарягу, в Зоне вырастут, как снежные комья, а потом сольются в один большой ком и основательно придавят хозяина. Чёрт, а как обидно будет признать, что экспедицию развернул чёртов неправильно «сломавшийся» ботинок и забытая дома смена белья… Не будем говорить о «высшем пилотаже», вроде дрянного и не вовремя протёршегося чехла на китайском ноже, из-за которого случайно получилось сесть мягким местом на сталь… Или вроде добросовестной просушки ботинок на костре (подвесив их над ним), и странного, но закономерного и окончательного уменьшения их на 2-3 размера после такой процедуры. А эти расплавленные синтетические носки, там же…

МВД также не сидит, сложа руки. Возможности их, конечно, ограничены, при нынешнем уровне финансового и технического обеспечения, а также принимая к сведению тот факт, что некомплект личного состава составляет практически 60% от штатной численности почти во всех подразделениях ОВД. Территория Зоны отчуждения все-таки патрулируется. В МВД очень любят устраивать разнообразные рейды и отработки, во время которых отношение к право- и режимонарушителям ужесточается в разы. Последствия для тех, кого поймают там, будут иметь очень неблагоприятный вид... Плюс ко всему жители деревень, которые граничат с зоной отчуждения, могут сами сдать милиции не понравившихся им искателей острых ощущений.

Несколько слов о диких животных. На всей территории ЗО, где удалось побывать нашей группе, повсеместно встречаются следы жизнедеятельности дикого кабана. Стада этих животных не редкость, а, скорее, обыденность зоны отчуждения. Встреча с таким стадом может испугать, а может быть смертельно опасной. Нашей группе пришлось обходить одно поле по довольно большой дуге, существует видеозапись, к сожалению, не очень хорошего качества, где видно насколько большими могут быть стада этих животных и они сами. Кроме того, довольно часто в северных районах зоны встречаются волчьи следы, скорее всего, никому не нужно рассказывать о последствиях встречи со стаей этих хищников, если они будут настроены не очень миролюбиво…

Браконьерские капканы и силки также присутствуют на территории ЗО. Встать ногой в один из них совсем не радостно, а встреча с хозяевами этих приспособлений может быть плачевной (есть свидетель - есть проблема, а спрятать тело или тела на территории зоны отнюдь не проблема). Лица, незаконно находящиеся в Зоне – вообще разговор отдельный. Не стоит думать, что все подобные люди похожи на вас. Заметит вас беглый зек, когда будете устраиваться на ночлег в соседней от него хате в заброшенном селе.. Заметит, и не ляжет спать. А на рассвете прокрадётся в ваше убежище… Не бойтесь, наверняка он просто тихонько вытащит все ваши деньги, пока вы будете спать, как убитые. Обнаруживается такая пропажа обычно при выходе к населённым пунктам, на пути домой. Представьте, как весело вам будет добираться домой без этих, теперь, таких дорогих бумажек.

Многие серьёзно спрашивают: есть ли там аномалии и мутанты? Видимо, в большинстве своём это люди, наигравшиеся в С.Т.А.Л.К.Е.Р. Им мы можем не менее серьёзно ответить: да, и аномалии, и мутанты в Зоне присутствуют, причём довольно активно себя проявляют.

В летнем походе нами были замечены по крайней мере несколько тысяч аномальных комаров и не меньше мух – мутантов. Первые абсолютно не реагируют на репелленты вроде «Москитола», достигают огромных размеров (в два раза больше, чем комары в городе) и атакуют жертв только организованными группами по 40-50 голов (хоботов?), и только из засад, которые всегда устраивают точно в месте остановки группы (это свидетельствует о налаженной коммуникации и, возможно, о наличии пси – способностей). Про мух – мутантов разговор отдельный. О их силе и мощи челюстей говорит тот факт, что они спокойно прокусывают армейскую тельняшку насквозь.  Также охотятся стаями и достигают огромных размеров, однако ведут в отличие от аномальных комаров дневной образ жизни и ночью угрозы не представляют.

Встречалась также аномальная земляника – мутант. Отличается, как водится, огромными размерами и развитыми псионическими способностями (от запаха реально кружилась голова). При встречах с ней мы немедленно падали на животы и принимали бой, однако каждый раз вынуждены были встать и отступить, так как из кустов показывались всё новые и новые подкрепления врага. За все столкновения было побеждено, взято в плен и уничтожено около нескольких квадратных метров боевых порядков супостата. В пересчёте на чистый вес это что-то вроде килограмма.

Артефакты также были обнаружены. Встречаются повсеместно, но особенно концентрируются в местах кабаньих лежбищ (мелкие групповые образцы овальной формы). Полезных свойств предположительно не имеют, практического применения пока не нашли.

Несколько слов о дозиметрии. Нельзя ориентироваться на карты, рассказы о местах с повышенным радиационным фоном, визуальные признаки вроде «синего свечения» или деревьев рыжего цвета. Без дозиметра определить мощность дозы (далее – фон) «на глазок» или почувствовать нельзя. Постоянный радиационный контроль – обязанность, возложенная на определённого человека, который несёт за неё неслабую ответственность. Это не запугивание и не россказни: в Зоне реально существуют обычные с виду места, где не стоит даже останавливаться передохнуть, не говоря уже о ночлеге. Причём далеко не все эти места обозначены на картах загрязнения. Повторяем: опасность реальна! Здесь не место словам вроде «смертельно опасно» или, наоборот, «та ничего не будет!» Однако лучевая травма (воздействие на организм человека радиационного излучения, которое привело к заметным изменениям в организме) – коварная штука. Можно получить вообще никак себя не проявляющую лучевую травму, которую можно будет зафиксировать только полным медицинским обследованием. Но проявиться она может и через годы. А ещё хуже, когда она накладывает отпечаток на будущее потомство. Это не видеоигра, где съел чудо-препарат, и нет радиации.

Дозиметрист в группе – не просто человек, который купил дозиметр или которому дали этот прибор. Он должен чётко знать и представлять, что это такое - радиация. За этим словом скрывается немало терминов, величин и определений. Наш дозиметрист (исполняет также обязанности медика, кстати) перевернул немало литературы и ресурсов в интернете. Им составлены и рассчитаны ориентировочные таблицы , такие, как, например, таблица зависимости безопасного срока нахождения от определённой мощности дозы (фон-время). Кроме того, имеется большой опыт практического использования дозиметра, в том числе, полученный в четырёх походах в Зону.

 Наш дозиметрист при передвижении по любой нехоженой местности не выпускает дозиметр из рук и не спускает с него глаз. Через короткие промежутки времени старшему группы без напоминания даётся отчёт о фоне, и, если он выше установленной для группы нормы, говорится максимальный срок, который можно находиться в данном месте. Но не всё так просто. Фон выше нормы – это определённый срок нахождения. Срок надо определить и сказать группе сразу, зафиксировав повышение. Стоит прибавить также отсчёт этого срока, его корректировки с учётом скачков фона. Также подача сигнала «валим отсюда» с коротким похлопыванием по корпусу «градусника», как мы в шутку называем наш приборчик (этот сигнал дозиметристу надо давать с учётом  времени, необходимого для выхода в более благоприятное место). Голова закипает. Но этого мало. Надо смотреть под ноги, во избежание травм (травмированный – обуза для группы). А хочется ещё и по сторонам поглазеть. Умножаем всё это на традиционную для таких мероприятий, как походы, вездесущую усталость. Это уже не развлечение, а тяжёлая и выматывающая работа.

Цель дозиметрии – во первых, свести до минимума полученную за время похода дозу, во вторых, отметить нехорошие места и запомнить их. Человек, который выполняет функции дозиметриста, обязательно должен быть хорошо подготовлен (сам или с чьей либо помощью). Он должен чётко выполнять свои обязанности. Иначе достоверную картину получить трудно. Бывает и хуже – можно проморгать явную опасность и подвергнуть риску всю группу.

Что касается ночёвок… Ночь в Зоне не идёт ни в какое сравнение с ночью в городе и даже в обычном лесу. Отсутствуют источники света вроде городов и сёл. В безлунную облачную ночь группу обступает такая темнота, что не видно даже собственные руки. Это оказывает большое давление на психику, можете поверить на слово. Добавьте к этому звуки  в лесу, когда стадо кабанов продирается сквозь заросли рядом с вами. Фоном выступает  далёкий волчий вой. Бывают ночи, когда вокруг, наоборот, царит гробовая тишина… Возникает чувство потери пространства и времени. Чувство бетонного мешка. Это не описать словами. Для неподготовленного человека всё это превращается в серьёзный стресс. И страшно закрыть глаза хоть на секунду, а надо восстанавливать силы и отсыпаться, потому что завтра снова серьёзный маршрут и серьёзная нагрузка.

Развести костёр в Зоне на том месте, где пришлось упасть на ночлег, не так просто. В земле, в древесине и дерне присутствуют накопления радиоактивных частиц. Не везде, конечно, но местами очень даже есть. При разведении костра эти частицы с огнём и дымом поднимаются в воздух. Так им намного легче осесть на одежде, коже, в дыхательных путях. Для примера: на обследованном и замеренном месте с нормальным фоном (полянка под раскидистой сосной, с подстилкой из хвои и влажным дерном) был разведён костёр. Дозиметр моментально и громко запротестовал и показал резкое повышение фона в два-три раза. Костёр был залит, и место было покинуто, несмотря на сильную усталость. О кострах вообще отдельный разговор: средний по размерам ночью виден на расстоянии 3-4 километра, а большой – до 6. В безветренный день можно прибавить 2-3 километра, так как столб дыма можно заметить даже поверх крон деревьев. Чьё внимание вы привлечёте – остаётся лишь догадываться. Есть альтернатива – тащить с собой запас таблеток сухого спирта. Однако наши расчеты и опыт показывают, что достаточный запас – это плюс 2 кило на каждого к без того не совсем лёгкому снаряжению.

Исходя из всего вышесказанного, перед автономным походом в зону, лучше оценить свои силы, подготовку и знания, взвесить все за и против. Если после этого покажется, что такой поход не по плечу, не лучше ли будет приобрести билет на организованную экскурсию. Съездить туда, посмотреть, сфотографироваться, проникнуться той обстановкой, которая царит в Зоне отчуждения, и не рисковать своим здоровьем. Ведь нелегальный автономный поход - это большой риск, это расчет только на себя и своих товарищей, это в большинстве своем отсутствие возможности позвать на помощь. В Зоне отчуждения нет магазинов, где, если захочется, можно приобрести еду и питье, нет рейсовых автобусов, на которых можно вернуться домой, если натерты или повреждены ноги. А «чувство локтя» в какой-либо группе людей можно развивать и в более благоприятных местах и обстоятельствах (например, занятия серьёзным видом спорта). Такой поход раскрывает людей полностью и сразу, вместо «чувства локтя» часто появляется раздражительность в общении, споры по пустякам, ругань. Это может быть опасным для только что собранной группы, тем более на удалении от цивилизации.

Немного о нашей группе.

В зону отчуждения ходили четыре раза, спаянной (от слова «паять», а не «пить») группой из трех человек, где каждый отвечает за свою специфику и обязанности. Используем два проработанных маршрута, ведется наработка и сбор информации для еще одного, планируется использовать его в качестве резервного. Длительность походов – десять дней. Снаряжение используем армейское и приближённое к нему. Мы понимаем и всецело отдаем отчет, в том, какому риску подвергаем себя, совершая нелегальные походы в Зону отчуждения.

Наша группа не ставит перед собой цели популяризировать или разрекламировать походы в ЗО. Скорее наоборот, мы хотим предостеречь тех, кто всерьёз туда собрался, и остудить горячие головы тех, кто считает такой поход безопасным и простым занятием.

Вообще, было бы неплохо закрыть это место для посторонних визитёров лет так на полсотни и в будущем присвоить ему статус заповедника.

Насчёт нашего отношения к этому месту… Необходимо понимать тот факт, что Зона – это уникальное место с переломанной судьбой. В нашей группе чётко выдерживаются два негласных правила: ничего в Зоне не оставлять и ничего оттуда не выносить. Это значит, что даже обрывок нитки с одежды не отбрасывается, а кладётся в карман или пакет для мусора. Это не значит, что мы относимся к Зоне как к святыне, символу или чему – то подобному. Простое уважение к человеческой трагедии, немое свидетельство которой - города-призраки, осколки былой военной мощи несуществующего ныне государства, кладбища техники и радиоактивных отходов.


15-06-2010 11:50:31
FRAM и rhagar